Магия органного зала

Всё, что в глубине твоей души
Вокруг свет волшебный дарит,
Когда над городом орган звучит.

Стас Намин

Под сводами лютеранского собора звучат адвентские хоралы И.С. Баха. Ёлка наряжена, огоньки танцуют в алом отражении крышки рояля. Орган Mayer, как всегда, строг в своём облике, а скамьи ждут слушателей – взрослых и детей. В преддверии новогоднего волшебства мы беседуем с ведущей огранного зала Ириной Петровной Шиляевой.

Наталья: В любую погоду — и в мороз, и в летнюю жару, в костёле собираются любители органной музыки. Что их так притягивает сюда?

Ирина Петровна: Наверное, здесь… тепло, и тепло, в первую очередь, в человеческом смысле. Мы в жизни много болеем, суетимся, нервничаем, переживаем, и где-то должен быть музыкальный островок, где человеку будет по-настоящему  хорошо. Мы надеемся, что  это — органный зал. И, несмотря на то, что здесь твёрдые скамьи, холодный воздух, люди здесь чувствуют себя комфортно. Мы стараемся приглашать интересных музыкантов, чтобы каждая встреча оставляла свой след в памяти и душе слушателей. Пусть сложная для кого-то, пусть не самые популярные произведения – но это будет то настоящее, то подлинное, что всегда отличает музыкальную культуру.

Наталья: Дух исторического здания, толстые стены, витражи, роскошная акустика, наверное, немало способствует особенному впечатлению от органного зала. Не потому ли артисты предпочитают органный зал большим концертным площадкам?

И. П.: Начнём с того, что мы всё-таки зал органной музыки, и главный наш музыкальный инструмент и хозяин этого зала, который здесь определяет всё – это даже не человек, не исполнитель, ни начальство, и даже, не зритель, а сам инструмент. Он единственный в Кировской области, где же его ещё послушать? К тому же, сюда приезжают отменные мастера своего дела.

Наталья: Это очень похоже на паломничество к инструменту…

И. П.: Да. Будем верить всем гастролёрам, что наш орган действительно один из лучших в России. За инструментом внимательно смотрят, как за живым существом. Он вписан в саму архитектуру этого здания, сконструирован с учётом всех нюансов – в рождающемся звуке купается и сам исполнитель, и публика. И, надо сказать, многие музыканты возвращаются к нашему органу.

Наталья: С кем из артистов вы поддерживаете постоянную связь?

И. П.: Со многими. Так, например, с Алексеем Александровичем Паршиным. Мы очень дорожим его дружбой, его отношением к нам. Благодаря ему у нас образовалось некое созвездие органистов, которые приезжают к нам ежегодно – это ученики Алексея Александровича. Сейчас они уже сами стали именитыми органистами и преподавателями. Кончено же, мы дружим и с Константином Волостновым, и с Хироко Иноуэ, Алексеем Шмитовым. Они одаривают нас совершенно роскошными программами.

Наталья: Изменился ли творческий процесс после того, как органный зал оказался под крылом Вятской филармонии?

И. П.: С 2003 по 2014 год весь коллектив очень много сил отдавал для развития этого учреждения — и материального, и творческого. Мы смогли отремонтировать здание, приобрести клавесин, усилить техническое оснащение. По сути, ничего не поменялось, менталитет у нас остался самостоятельный.  Есть большое судно, а есть маленькая лодочка – но и она сама должна преодолевать тот же самый океан.

Наталья: В основном публику органного зала составляют люди зрелого возраста, редко можно встретить моих ровесников. Изменилась ли эта ситуация с появлением Пушкинских карт?

И. П.: Хотелось бы, чтобы интерес к классической музыке был больше со стороны молодёжи. Отклик такой аудитории сложно предсказать – бывает, что школьники старших классов уходят прямо с концерта. Это печально и настораживает. Они настолько редко встречаются с классической музыкой, что не готовы воспринимать её, впитывать совершенно новые для себя впечатления. Может, им нравится, но они сами себе не готовы в этом признаться.

Наталья: Уже появились афиши новогоднего спектакля «Снегурочка» и мы вновь ждём встречи со сказкой…

И. П.: Новый год приходит сюда уже в середине ноября, когда начинаются репетиции, подготовка реквизита и декораций. Мы не жалеем сил, чтобы наши сказки были красивыми. Новый год – это чудо и красота, мигающие огоньки, мерцающие костюмы, музыка – все сказки неизменно проходят под аккомпанемент органа. Зал камерный, дети видят героев на расстоянии вытянутой руки. Из-за этой близости невозможен обман, всё должно быть по-настоящему искренним. А доброго Деда Мороза, который играет на гармошке, дети ждут как никого и нигде.

Наталья: И последний вопрос: в чём магия органного зала?

И. П.: Наверное, в том, что здесь собрались все те, кто любит своё дело. Без любви сложно что-то сделать, потому что неизбежно появляются препятствия, проблемы, преграды, которые нужно преодолевать. Если нет всецелой самоотдачи, ты начнёшь на этих преградах спотыкаться всё болезненней, и в какой-то момент придётся остановиться. Но если есть настоящее уважение к делу, любовь к нему, ты их перешагиваешь и идёшь дальше.

Н. Прилукова, студентка IV курса отделения «Теория музыки»
Класс музыкальной критики Г. Я. Тарасовой

 

Комментарии запрещены.